mib

Стресс и котики



В рамках международного дня зеленоглазых бегемотов, а также по впечатлениям множества бесед с друзьями в прошлом и в этом году, прогоняю телегу про депрессию и котиков. Телега длинная, в финале обнимашки и бегемотики.

Я как-то писала уже, что прошлый год (2013-2014, без паники) был непростым, но должна признать, что я до сих пор справляюсь с некоторыми последствиями, и учусь осмыслять пережитое (мама, я тебя люблю, все хорошо). И я подумала, что, пожалуй, стоит поделиться своими наблюдениями, поскольку за это время я успела заметить, что в нашей культуре не принято не только говорить о длительном стрессе и его последствиях, о депрессии и сложных переживаниях, - у нас до сих пор не наработан повседневный (не профессиональный) словарь, которым можно было бы оперировать, находясь в таком состоянии, соответственно, довольно сложно осознать, что происходит, не говоря уже о том, чтобы попросить вполне предметной помощи.

Недавно после разговора с мудрой и прекрасной подругой меня поразил такой вот простой факт: при вполне нормальном уровне понимания, что такое стресс, длительный стресс и депрессия, высокой чувствительности к себе и к окружающим, сильной обратной связи и крепкой психике (спасибо папе!), мне потребовалось несколько месяцев, чтобы в принципе озвучить, что я чувствую себя плохо. И еще несколько месяцев, чтобы наработать словарь, научиться понимать себя, задавать правильные вопросы и – в конечном итоге – научиться помогать себе самостоятельно, и просить помощи окружающих.

Проблема номер один была связана с тем, что это ощущение было совершенно несопоставимо со всем, что я про себя понимаю – любимые люди рядом и любимое дело, в котором очень увлекательно развиваться ежеминутно, умноженные на природную любознательность, открытость и радость жизни. Откуда такая усталость? Откуда неуместные эмоции и расстройства? Откуда недоверие, раздражительность и конфликтность? Фарфоровая кукла, внутри которой заточен живой человек. Кто меня хорошо знает, сейчас скорее всего понимает уровень внутреннего диссонанса, колоссальный разрыв между тем, кто я есть, и как я себя чувствовала.

Проблема номер два – действительно сложно поверить, что это вообще проблема. Кажется, что это усталость, которую можно перекрыть общением, поездками, интересной работой, - в принципе, фокусом на конструктивной деятельности (don't think, just dig). В любой момент прилива сил кажется, что все прошло. Вчера ничего не чувствовал, сегодня сходил на Ротко и счастлив как бобер (шикарная, кстати, была бы выставка – бобриная? бобровая? бобрячья? плотина, картины на деревьях, и лохматые коллекционеры шушукаются, какое дерево свалить первым). В такие прятки с собой можно играть довольно долго, особенно при условии, что некоторая интенсивная жизнь продолжает происходить. В конечном итоге, есть какой-то собственный жизненный опыт управления стрессом, который всегда помогал. Fake it till you make it, что называется. Ну мало ли было ситуаций, когда чувствовал себя плохо? Но всегда же справлялся, и в общем-то всегда был счастлив - слабоумие и отвага, вот наш девиз. А тут можно только дойти до точки, где ты говоришь себе, что вообще не знаешь, что это, что с этим делать, и чем себе помочь (глупость и незнание – величайшие состояния сознания), и оттуда начать разбираться заново, с нуля.

Проблема номер три – насколько я понимаю и чувствую по себе, в стрессовых состояниях меняются особенности нейроактивности мозга, психодинамика, гормональная активность (братья Захаровы, Саша, может быть, сделаем научное кафе про это?). Штука в том, что, если такое состояние длится достаточно долго, оно закрепляется как основное, - особенно, если нет адекватной и интенсивной обратной связи извне. Я как-то заметила, что привычки – это рельсы, по которым движется наша внутренняя комната, и в сущности, мы в силах поменять направление движения, или вовсе пойти неизведанными топами при некотором знании себя. Так вот, хочу сказать, что этот конкретный хайвей без скоростного лимита в какой-то момент времени становится не просто основным, а единственным. Требуется колоссальное усилие, чтобы себя перестроить. В целом вполне понятно, что солнечный свет, физическая нагрузка (скалодром - йееее), шоколад и фрукты, да и в принципе - приятный и разнообразный отдых, смена впечатлений и хорошая компания помогают замечательно справляться со стрессом. Здесь же сначала приходится заново формировать привычку все эти прекрасные вещи делать регулярно. Но это действительно нужно делать, упорно, внимательно, вопреки настроению и самочувствию. Каждый день, на протяжении нескольких месяцев, пока не вспомнишь, сколько удовольствия всегда от этого получала.

Проблема номер четыре – некорректная или непонятная внешняя обратная связь. Во-первых, внешне не так уж много и меняется. Спишь больше, видишься с друзьями меньше, работаешь еще больше. Кого в Москве этим удивишь? Кого удивишь неожиданными эмоциональными всплесками? Кого удивишь загруженным графиком? Это если вы видитесь редко. Если вы видитесь часто (например, по работе), может возникнуть увлекательная ситуация отзеркаливания твоего самочувствия, что еще больше загоняет в тупик и раскачивает психику. А окружающим действительно тяжело понять, что с вами происходит, - при нескольких тысячах квалифицированных специалистов на всю страну, при полном отсутствии адекватного общественного диалога о работе со стрессом и депрессией, при в среднем сниженного уровня чувствительности в многомилионном городе это вполне понятно. Если ты не знаешь, что распознавать, как ты это распознаешь? Как найти черную кошку в черной комнате, если ее там нет? Как увидеть, что перед тобой фарфоровая кукла, которая теряет работоспособность от резкого телодвижения, а не резкий, чрезмерно уверенный в себе человек, который любит поспорить?

Проблема номер пять – зависимость. В первую очередь, от эмоций. Ощущение, что и есть доказательство жизни. Недавно читала очень интересную статью о результатах исследования о причинах зависимостей, где описывалась серия экспериментов с 70х годов. Общий вывод таков, что потеря связи с окружающим миром катастрофична для психики, и человек ищет любую подмену, чтобы создать у себя иллюзию такой связи, и сфокусированное восстановление здоровых связей способствует исчезновению зависимостей. И если смотреть шире, то зависимостью может стать не только субстанция (ну вот я курю уже больше двух лет, ничего приятного, хочу сказать), но и эмоции (hey, I feel something, ANYTHING) и нагрузка (don’ think, just dig). Все это колоссально расшатывает психику, и затем требуется действительно большой период времени, чтобы ее восстановить.

Проблема номер шесть – знание и опыт. Еще раз, крупно: глупость и незнание – величайшие состояния психики. Знание себя, умение собой управлять и общий жизненный задор очень долго поддерживают иллюзию, что ничего нет особенного в плохом настроении, что это временно и что ты знаешь, что делаешь. Как раз один, как я понимаю, из путей сменить рельсы внутренней комнаты, и есть способность забыть про свой опыт. Не перечеркивание, а отказ считать его релевантным до тех пор, пока не доказано обратное. Не так сложно пересобрать картину мира, как отказаться от нее. Самое удивительное то, что в нормальном состоянии это очевидно, и является частью жизни – ну, какая может быть любознательность, если ты не задаешься вопросами даже к самому очевидному, и не обладаешь привычкой пересматривать понимание, исходя из нового знания? Здесь же этот простейший навык дается тяжелее всего.

Проблема номер семь – неспособность выйти не только из деструктивного отношения к себе, но и из деструктивных по ряду причин взаимоотношений, не столь важно, рабочих ли, дружеских или личных. Обратная связь, которая формируется во всем теле, психике, сознании действительно может меняться изнутри (хотя, судя по всему, это какой-то долбаный подвиг, если в одиночку). Но внешняя обратная связь, которая усиливает это состояние, ни к чему хорошему не приводит (а если вы живете с человеком в таком же состоянии? ну, например?). В самом неприятном случае начинается рефлексия на предмет того, не врала ли я себе вообще всю свою предыдущую жизнь, личностный кризис и попытка пересобраться (теперь уже на ложных основаниях). А надо было всего лишь (ха) держаться подальше от некоторых ситуаций и дел. Токсичные взаимоотношения в целом равно или поздно становятся очевидны в обычной жизни, но они совершенно нераспознаваемы в стрессовом состоянии. И дело не в людях как таковых, а в том, что здесь возникает нездоровый резонанс, взаимно неадекватная обратная связь. И чему там можно научиться? Как жить в нездоровье? В той самой ситуации, где нужно быть в как можно большем числе ситуаций здоровых.

(пересматривая) Восемь тысяч знаков, елки-палки. Федот, ну я реально умею телеги прогонять.



В общем, что я хочу сказать. Ни длительный стресс, ни депрессия, ни хроническая усталость не являются чем-то сверхъестественным. С этим можно справиться. Можно научиться это видеть в себе и окружающих, можно научиться с этим справляться и помогать другим в похожем состоянии. Это не конец света, выход есть, даже не один, их очень много. Обязательно нужно просить помощи, пытаться хотя бы как-то озвучивать то, что чувствуешь, хотя бы как-то это обозначать, не махать рукой на свои переживания. Всегда найдется рядом тот, кто сможет обнять, порадовать, перефокусировать внимание, и подсказать, куда идти за профессиональной помощью. Берегите себя и близких.

53.18 КБ
mib

Свойства кожного покрова

У Ким Дил вышел еще один LP. У Флоренс в июне выходит новый альбом. Розовое шампанское неплохо сочетается с написанием аналитических текстов. Меня беспокоит, что некоторые люди не умеют осознавать и уважать собственный, а следом и чужой труд. Совсем скоро я вновь начну посещать аэропорты, вокзалы и придорожные станции. Мой кот очень смешно жмурится, когда зевает. Снег за окном тает и превращается в весну.

  • Current Music
    Kim Deal - Beautiful Moon
mib

Письма из прошлого в будущее

Перечитала старые записи, поразилась: как-то ведь умудрилась же прочувствовать дверь во внутренней стене. И именно на этом резонансе такие путешествия начались, и происходят до сих пор. Самопознание - вообще штука удивительная, только подумаешь, о, что-то начала соображать, как в следующем же опыте радикально за пределы очередной себя выходишь, и снова студентка, и снова ничего не понимаешь, а только чувствуешь, и ищешь словарь.

Меня увлекает, например, соображение о том, что вся жизнь есть творчество, и чем яснее сознание и сильнее резонанс с -----, тем точнее и естественнее удается отразить внутреннее видение вовне. По-настоящему хочется владеть собой равно как и собственным инструментарием, чтобы быть в созвучии с ------. Студентка, чего тут скажешь.

Например, увлекает космос в окружающих людях, такой, что слова вообще перестают что-то значить, и можно только улыбаться и прислушиваться к новому звучанию. Поразительно, как много вокруг настоящей красоты, и как легко ее не заметить и пройти мимо. Еще более поразительно, как можно годами проходить мимо собственной красоты.

И, безусловно, как раньше, так и сейчас, безгранично увлекает музыка, вот где настоящие-то галактические путешествия. Заново слышу знакомое, слушаю новое, и все как-то иначе. Там, где раньше слышала одну трубу, сейчас слышу целый симфонический оркестр.

Внутри человека всегда есть некоторая несоразмерность величин: скажем, порез на пальце и ссора с другом могут вызывать схожий спектр ощущений. И вот эта несуразица и бьет по глазам. Право, если хочется пропорций, стоило бы соотноситься с космосом.

Есть нечто прекрасное в самоограничении, в способности обходиться минимумом в широком смысле этого слова: не совершать и не производить лишнего, не желать ненужного; в стремлении подбирать к своей жизни только то, что ей в самом деле к лицу.

Что значит жить своей жизнью? Импровизировать, уметь слышать мир, быть готовой ко всему, не иметь ожиданий, быть счастливой, любить.

Озон в голове - лучшее состояние для исследователя.

Я погружена в здесь-и сейчас-ность, пристально, трогательно чувствительна к деталям. Живу как рыба, как космонавт, как инопланетянка.


mib

Скафандр и бабочка

Замечаю, что градус психоделии в моей жизни неуклонно растет, зато радикально снижается толерантность к шуму в окружающем пространстве. Мне почему-то всегда было невероятно некомфортно находиться во взаимоотношениях с окружающими, устроенных на вранье, в первую очередь – на вранье себе, но сейчас я по ходу вообще перестала это терпеть.

Ведь постоянно расширять горизонты – в первую очередь горизонты сознания – куда интереснее, чем наблюдать за жизнью, которая походит мимо. Первый раз я это поняла еще в детстве, и с возрастом у этого соображения появился поразительный объем фактологической основы. Если задуматься, вранье съедает такую внушительную часть внутренней целостности, что совершенно неясно, что, кроме скафандра-то и остается.

Я хорошо помню первый год работы Improve: как отчаянно искала такие формы самореализации, которые не были бы компромиссом с собой и как было страшно, что ничего не получится. Понятно, что само по себе сомнение в своих силах и знаниях – вещь естественная, и случается до сих пор, но вот этот страх я давно не испытывала. И пожив несколько лет без этого ощущения, начала понимать, как оно устроено, и как много воздуха появляется в жизни после отказа следовать как собственным фобиям, так и чужим представлениям о реальности.

Есть такие два слова, «надо» и «должен». Так вот очень полезно периодически себя спрашивать, кому надо то, что тебя просят делать и правда ли ты это должен делать, и какую часть собственного видения ты реализуешь, находясь там, где ты находишься. Иначе можно увязнуть в чувстве вины и чувстве долга, и жить чужую жизнь за собственными несчастными глазами. В этом смысле, не столько вредны сами по себе социальные рамки, сколько то, с каким упорством некоторые люди надевают на тебя собственные представления, сомнения, фобии и убеждения, и (неосознанно) манипулируют тобой через эти самые «надо» и «должен» в самом широком смысле слова.

По большому счету, это один из самых сложных моментов, который стоит учиться преодолевать, и сложность, как я понимаю, не столько в умении устоять на месте, сколько в умении распознавать такого рода манипуляции, в основаниях которых всегда лежит вранье – твое собственное и окружающих.

По всей видимости, здесь помогает способность осознавать и чувствовать себя, умение и желание быть с собой честной, а также потребность задавать себе и окружающим вопрос «зачем» почаще. И, пожалуй, было бы круто, если бы практики осознанности преподавали в начальной школе.

Видимо, что-то такое витает в воздухе, что захотелось про это (в очередной раз) написать.

Свободный радикал (химическая шутка).

mib

Хаос - высшая форма порядка

Это был, пожалуй, самый турбулетный год в моей жизни, не с чем сравнить даже. Безусловно сложный для меня и для моих друзей и близких, которые за меня переживали, и спасибо всем им большое за помощь и поддержку.

Но крайне полезный.

Как бы странно это ни звучало, я ценю кризисы, люблю расчищать фундамент, чтобы строить что-то новое, это очень тяжело, но необходимо. Наверное, по той причине, что мой персональный кризис дался так непросто, текущий экономический я даже не заметила – ни год назад, ни сейчас. Интересно переосмыслить все, что знаешь, интересно развиваться, интересно знакомиться с новым, и очень интересно делать, пробовать, экспериментировать. Страдать – не интересно и некогда.

Я думаю, что по сути все, что с нами происходит – это опыт, и важно не то, что мы чувствуем в процессе, а то, как мы осмысляем и трансформируем этот опыт, и какими мы становимся по его завершении. И в этом смысле, это был самый обучающий и емкий опыт из всех, что мне доводилось испытывать.

Все это, конечно, отразилось и на моей деятельности. В этом году я остановила больше половины проектов Improve Agency / Music по крайней мере до осени 2015, сделала пару событий, на которые не думала, что была способна, и вошла в состав команды Global Education Futures, в которой чувствую себя студентом. То есть, пугающе и увлекательно одновременно. Думаю, что и будущие культурные проекты будут совсем другими – совершенно точно пора системно переосмыслить все, что я делала, и выйти на какой-то иной уровень, иное видение.

Во всем этом опыте выяснилось нечто для меня очень ценное: по всей видимости, никакие сложности не способны сдвинуть то, что я считаю центром своего мироздания - чувство любви и доверия по отношению к окружающему миру. Через этот опыт поразительно утончились и уточнились все чувства.

Я и раньше полагала, что стараться быть счастливым человеком - хороший способ путешествий, но тут поняла, что это вообще единственный способ преодолевать трудности. А ещё я поняла, что способность испытывать счастье в любой ситуации - такая же мышца, которая требует разработки и внимания, осознанный выбор, а не гормональный фон организма.

  • Current Music
    Колибри - ни слова о птицах
mib

Про кусты и горизонты

Возвращяясь к страхам, сомнениям и эго, встреча с которыми дает шанс прояснить внутренний горизонт.

У меня тут открытие произошло. Оказывается, что опыт работы (сотрудничества, хехе) со своим страхами важен, но недостаточен. Еще есть опыт работы с чужим страхам и, как ни странно, со своим и с чужим видением.

Собственные страхи – штука вполне понятная. С ней каждый справляется самостоятельно – рано или поздно, так или иначе. Ну, или не справляется.

Дальше наступает черед чужих страхов. Ежу понятно, что окружающие не всегда понимают твоё видение, и, следовательно, в их глазах ты вполне можешь брести неизвестно куда. И им становится страшно за тебя. Точнее, за самих себя, но велика сила проекций! Неопределенность ведь пугает.

А если при этом тебе уже не страшно быть одному, но еще страшно идти одному в неизвестность? Типа, темный лес, волки воют?

Так и получается, что ты вроде бы умный, и многое про себя понял, а бац и поддался на чужие уговоры. И согласился на чужой мир в обмен на забвение собственного. И ведь поначалу кажется, что это неплохо, компания-то замечательная. А потом обнаруживаешь, что забыл все свои мечты. Исполняешь надо и должен, реализуешь чужие намерения, и только изредка в зеркале ловишь свой печальный взгляд. Been there, done that, got a t-short.

Просто никто, кроме тебя, не знает по-настоящему, куда тебе надо идти и зачем, что тобой двигает, и что же за странствие такое, в которое ты пустился. И приходит понимание того, что в этой фазе поиска путешествия в одиночестве прекраснее всего. Это мысль, к которой я периодически возвращаюсь, и которая позволяет многое расставлять по своим местам.

А дальше происходит чудо, и ты встречаешь единомышленников. И ведь это огромный дар и большое счастье. Но я поняла недавно, что и тут очень важно хранить чувство собственной идентичности. Ты встречаешься с чьим-то удивительным и смелым видение, в которое очень легко влюбиться, и тотчас притягиваешься в соседский мир. Но на самом деле это снова забвение мира собственного. Просто из восторга, а не из страха.

Это же как в космосе: тело утрачивает равновесие и слетает с орбиты. И в такой ситуации оно носится в открытом космосе, пока не образует с соседями новую планетарную систему или не погибнет. Вспоминая предыдущее размышление получается, что следуя своим и чужим страхами ты схлопываешься в точку. Следуя чужому видению ты улетаешь в космос. Баланс - на своей орбите в дружественной планетарной системе.

И, предположим, у тебя происходит расширение внутреннего пространства. И ты вновь находишь в себе перепуганное эго, какие-то прежде не знакомые ограничения и сомнения, в окружающих – еще более сложно распознаваемые метания или еще более прекрасные видения. И сидишь-разбираешься, пока не нащупаешь новый баланс. Пятый раз в первый класс, честное слово.

Потом вылезаешь из очередных кустов и вперед в поле. А если очень повезет, за полями уже начинает просматриваться горизонт. Ну и прекрасно. Бредешь себе дальше, наслаждаешься видами. Глядишь, так и к океану можно выйти когда-нибудь. Во всяком случае, водный пейзаж бы не помешал.



/Giovanni Giacometti - Mountain Landscape on Oberengadin/
  • Current Music
    Junip - Line of Fire
mib

Привет, безумная осень

Не знаю, как бы я успевала что-то делать, если бы не помощь моей прекрасной команды. Потому у нас почти одновременно стартуют три крутых проекта:

Collapse )
  • Current Music
    Anja Lechner, Vassilis Tsabropoulos - Trois Morceaux aprиs Hymnes Byzantins II
mib

В России ужасно интересно работать. И чем дальше, тем интереснее.

Неделю назад в Москве выступал ирландский комик Дилан Моран, и мне посчастливилось общаться с ним и показывать ему город. В первый день у него была запланирована встреча с русскими комиками, теми ребятами, которые выступают по крошечным клубам, и стараются рассказывать про самих себя и реальные жизненные ситуации вместо того, чтобы читать заранее написанные шутки с монитора в студии. Например, вот эти смелые парни. Скажем, No Brain Theatre


Так вот, Моран приехал с ними пообщаться и узнать больше о русской культуре, стендапе и вообще положении дел в стране. Мы много говорили о комедии и о том, как страшно и как круто выходить на сцену, об особенностях русской культуры, о том, что такое комедийная среда, и как ее можно создавать. Разумеется, возник и вопрос о социально-политических процессах в стране, о том, что удается, а что не удается, о том, почему в нашей культуре политические шутки остры и актуальны, а в британской - нет. И несколько ребят рассказывали Дилану, что не очень-то верят в будущее и в новый лучший мир, в изменение сознания людей, живущих в стране (особенно за пределами Москвы) и прочие прекрасные вещи.

На следующий день мы пили кофе, и Моран спросил, что я думаю про столь пессимистическую оценку происходящего. А я, видимо, уже очень давно думаю про то, как относиться ко всему происходящему. Потому что на его вопрос я минут 20 отвечала, не переводя дыхания.

Мне кажется, очень важно не только делать свое дело, и со своего угла чуточку менять мир к лучше, но и верить в то, что ты делаешь. Безусловно, ясно и спокойно верить, что у тебя все получится, что однажды ты мир в самом деле поменяешь к лучшему. У нас одновременно происходят и очень радостные вещи и совсем печальные, но мне кажется, что все это - часть истории, а не крах надежд. Да, чаще всего то, что я вижу в интернете, вызывает боль, злость, отчаяние, усталость. Но именно потому важно помнить про радостные перемены, рассказывать о победах, воспроизводить выигрыш и оптимизм, подчеркивать способность людей побеждать, создавать важное и интересное. Мне кажется, важно передавать друг другу надежду на лучшее, и выращивать в своем окружении способность верить. Невозможно делать что-то ценное и верить в конец света. Способность человека делать то, что он любит, и верить, что у него это получится, меняет облик цивилизации вот уже много веков. На пути к себе, через упрямую и порой иррациональную веру в себя находится идентичность. А в идентичности, мне кажется, живет надежда и на то, что однажды наша чудная нация найдет общий язык и общую цель - так, где каждый вполне про себя понял, кто он такой, и что ему важно, и как лично он причастен к собственной стране. И мне кажется, вот это и есть общая история, которая сейчас с нами может произойти, если мы станем воспроизводить лучшее из того, что мы имеем и умеем.

You have to believe in what you do.
mib

Иное свойство кожного покрова

Мне кажется, нет ничего важнее любви.

Рано или поздно соприкасаешься с ярким опытом, который приподнимает тебя и позволяет делать очень серьезные вещи. Но существующие ритмы и общий информационный шум часто затягивают обратно, и ты теряешь эту волну, а вместе с ней - способность делать важное концентрированно, полно и цельно.

Я начала понимать, что очень важно в такую минуту сделать безоговорочный выбор в пользу чувства любви и той энергии, которая с ней приходит, и подчинить свою жизнь новому ритму. Это безусловно означает смирение и осознанность, иное качество диалога, работы, отношения к себе и людям. Но либо ты делаешь этот выбор, либо энергия тебя покидает.